7 июня 2012

7 июня в Государственной Думе состоялся круглый стол на тему «Состояние нормативно-правовой базы в области археологических исследований и сохранения археологического наследия».

круглый стол, посвященный вопросам сохранения археологического наследия

На обсуждение были вынесены следующие вопросы:

  • Современное состояние археологической науки в России и проблемы совершенствования законодательной базы археологических исследований;
  • Основные задачи и проблемы современной охранно-спасательной археологии в РФ;
  • Проблемы организации и финансирования археологических исследований;
  • Достижения и проблемы российских археологических исследований за рубежом

В круглом столе принял участие Заместитель Председателя Государственной Думы, Председатель партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ Николай Левичев.

Предлагаем вашему вниманию текст его выступления:

– Хочу искренне поблагодарить собравшихся за то, что вы активно и заинтересованно откликнулись на предложение поговорить на обозначенные в теме «круглого стола» вопросы. Глубоко убежден, что любой депутат, тем более получающий определенный статус, должен постоянно общаться со своими избирателями. При этом под избирателями нужно понимать не какой-то абстрактный электорат, а людей, которые живут напряженной, желательно творческой жизнью. Я взял за правило встречаться с представителями профессиональных сообществ по профессиональным проблемам. Только решая такие застарелые проблемы, общество и может двигаться вперед.

Я глубоко убежден, что, собрав представителей профессионального, исторического сообщества, которые занимаются проблемой археологических исследований, мы совершаем благое и правильное дело. По моим субъективным ощущениям, в нашем обществе началась волна интереса к кладоискательству. СМИ подогревают этот интерес. В социальных сетях появилось большое количество сообществ, которые обсуждают эту тему. Самое крупное сообщество насчитывает более 7 тыс. участников, которые активно обсуждают профессиональные вопросы, как можно «докапываться» до археологического исторического наследования. Между тем, как я понимаю, во Франции разрешается использовать металлоискатели только в одном случае – на пляже в случае потери сережек женщинами. А в нашей стране прямо на федеральных телеканалах обсуждаются сравнительные достоинства той или иной модели.

Я вышел на эту тему еще и потому, что в течение полутора лет работал с группами поисковиков, которые занимаются святым, благородным делом – поиском останков погибших на полях, прежде всего, Великой Отечественной войны. Для них проблема «черных копателей» также стоит очень остро и актуально. По экспертным оценкам, в России, в отличие от Египта, большая часть людей, которые самочинно, в плане любительства, граничащего с профессионализмом, занимаются изысканиями в неглубоких недрах земли, ориентированы в основном на поднятие наследия времен не очень далеких – например, оружия.

2012 год был объявлен в России Годом истории. В феврале я посетил Институт современной истории РАН, предлагал свои услуги, чтобы инициировать создание какого-то вменяемого плана действий на этот год. Однако мои призывы ни к чему не привели, и первая половина года, как я могу судить с позиции простого любителя истории, прошла довольно блекло. И вряд ли поможет 200-летие Бородинской битвы, 400-летие со дня восстания Минина и Пожарского, юбилеи Ростова Великого, Изборска, Белозерска, Мурома. Лето пройдет, моргнуть не успеем – и год закончится.

В последнее время с высоких трибун все чаще декларируется значение подобных событий, значение обращения общественного внимания к истории, к формированию российской государственности, значимость формирования исторического самосознания российской нации. Однако, на мой взгляд, проблему сохранения целостности российской истории, в которой до сих пор целые страницы подернуты туманом, пока решить не удается. Может быть, потому, что история – одна из самых идеологизированных наук. Необходимо противостоять разгулу невежества и грубой пропаганды, которая пока, на мой взгляд, превалирует над обоснованными историческими концепциями. Она же становится инструментом разжигания межнациональной, межконфессиональной розни. Сегодня Президент сформировал Совет по межнациональной проблематике. За свою общественную жизнь я постоянно сталкивался с тем, что когда начинаешь обсуждать с кем-то конкретную проблему, обсуждение всегда заканчивается предложением создать Совет при Президенте РФ. Исключений не было, идет ли речь о нанотехнологиях или археологии. Думаю, к концу заседания и мы придем к этой простой мысли.

Для меня всю жизнь, в том числе во время депутатской деятельности, вопросы культуры, гуманитарного знания являлись приоритетными. В прошлом созыве мы пытались запустить работу Совета по гуманитарным наукам при Комитете Государственной Думы по науке и наукоемким технологиям. Совет начал функционировать. Не берусь заявлять, что это сильно приподняло значимость гуманитарных наук в стране. Во многих публичных выступлениях я говорил, что вопросы культуры мы выносим за скобки. Добился того, что новый Председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин вдруг попросил у депутатов слова, вышел на трибуну и в течение 10 минут доказывал нам необходимость создания концептуальной программы поддержки культуры. Поэтому думаю, что все-таки и в плане публичных высказываний капля камень точит. Хочу подчеркнуть, что и я, и наша фракция готовы предоставить публичную площадку в рамках нашего Парламента, чтобы поднимать вопросы, которыми вы занимаетесь профессионально всю жизнь. В том числе надо вести работу по защите архитектурного, археологического наследия, заниматься разработкой и продвижением законов, призванных сохранить историческое наследие в стране, и защитить социальные интересы ученых, которые работают в этой сфере.

С 2009 года я и мои коллеги упорно добивались ратификации Конвенции Совета Европы об охране археологического наследия (Мальтийская Конвенция). В прошлом году она, наконец, была ратифицирована, и с 13 апреля этого года вступила в силу. Конечно, для широкой общественности это осталось незамеченным.

Пока еще не все исторические усадьбы обстроены новоделом, мы будем продолжать попытки ускорить ратификацию Ландшафтной Конвенции Совета Европы, призванной охранять уникальные природные и архитектурные пейзажи.

Мальтийская конвенция накладывает на РФ большое количество различных обязательств. Почти каждая статья требует принятия внутреннего законодательства. Вроде бы, благодаря целенаправленной работе Росохранкультуры многие подзаконные акты уже приняты. 22 июня у нас назревает рассмотрение поправок в федеральный закон об объектах культурного наследия и другие законодательные акты. Но есть понимание, что эти поправки не решат всего комплекса назревших правовых коллизий. В действующее законодательство необходимы поправки, которые учитывали бы многие пожелания археологического сообщества, и принятие которых опасно затягивать или переносить.

Я бы позволил себе перечислить основные задачи в области защиты археологического наследия, как мне это видится со стороны.

Первое – сохранение археологических объектов в зоне новостроев. В настоящее время ни одно строительство в зоне памятников не может быть произведено без предварительных археологических раскопок. Не просто экспертизы, а именно раскопок, где бы это ни происходило. Но для проведения строительных работ вне зоны памятников закон не требует предварительной археологической экспертизы. Представляется, что нужно иметь такое законодательство, которое предусматривало бы обязательность историко-культурной экспертизы, подтверждающей отсутствие на территории, подлежащей хозяйственному освоению, объектов, обладающих признаками объектов культурного наследия. Я так полагаю, что археологическая карта страны у нас еще далека от завершения. И мы можем невозвратно потерять многое из того, что пока не описано.

В законодательстве должен быть воплощен принцип разработки планов экономического развития с минимальным воздействием на историческую среду. Историко-культурную экспертизу следует проводить на как можно более раннем этапе проектирования, что позволит избежать проведения дорогостоящих спасательных раскопок, когда экскаватор цепляет что-то такое, мимо чего не могут пройти даже приехавшие в РФ по миграционным квотам рабочие.

Второе. Необходимо ускорить и расширить археологическое обследование территории России. Все недвижимые археологические объекты должны быть поставлены на государственный учет, поскольку белые пятна на археологических картах – это пробелы в нашей исторической памяти.

Третье. Необходимо пресечь грабительские раскопки, число которых растет пугающим образом. В рамках одной из групп в социальных сетях проводится опрос, результаты которого показали, что 68% участников сообщества занялись кладоискательством за последние два года. Это новационная сфера применения гражданской активности. И грабители быстро осваивают технологические приемы поиска археологических объектов, зачастую опережая профессиональных археологов в их выявлении. Масштабы грабительских раскопок огромны, а доходность торговли древностями растет каждый год. Приводятся цифры: за последние годы на рынок поступило столько же находок, сколько за 130 лет научных раскопок.

В качестве примера того, насколько скудна правоприменительная практика, приведу следующие случаи. Есть данные, что на Шум-горе в Передольском погосте, уникальной усыпальнице высотой 13 метров с двумя террасами, ведут раскопки два бизнесмена из Санкт-Петербурга, братья Алексашины. Они ищут могилу Рюрика, 50 бочек золота. Уже нашли арабские дирхемы IX века, перстни-печатки, броши, боевые топоры. Процесс идет.

Мировой суд Старорусского района Новгородской области вынес решение по административному делу в отношения жителя Старой Руссы, задержанного при ведении незаконных археологических разведок и раскопок. Ему было предъявлено обвинение по статье 7.15 КоАП «Ведение археологических разведок или раскопок без полученного в установленном порядке разрешения (открытого листа), либо с нарушением условий, предусмотренных разрешением». В результате он был признан судом виновным в совершении административного правонарушения, ему было назначено наказание в размере 2 тыс. рублей с конфискацией найденных предметов и оборудования – лопаты и металлодетектора. Как вы, наверное, слышали, позавчера нам не удалось остановить принятие закона, по которому за примятую травку во время массовой прогулки по бульвару вместе с писателями могут «впаять» в тысячу раз больше.

После ратификации Мальтийской конвенции пока не последовало ужесточение уголовной и административной ответственности за нелегальные раскопки. Если мы будем и дальше воспринимать их как безобидное хобби, если их разрушительная сила не будет осознана, в ближайшие годы Россия лишится значительной части своего археологического наследия. На наш взгляд, наказание за уничтожение или повреждение памятников истории и культуры, приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, должно быть ужесточено.

Четвертое. Исключительное значение приобретает вопрос о правовом регулировании оборота движимых культурных ценностей на территории страны. Мальтийская конвенция устанавливает запрет музеям принимать археологические объекты на хранение, если не указаны источники получения этих объектов. Но никакие изменения в закон «О Музейном фонде РФ и музеях» пока не внесены. Необходимо поставить жесткий заслон на пути нелегальной археологии, запретить продажу древностей без официальной документации, подтверждающей их легальное происхождение. А музеи должны отказаться от покупки вещей без соответствующих сертификатов. Невозможность введения археологических находок в легальный оборот может в конечном счете лишить незаконные раскопки экономического смысла, ради которого, в основном, это все и делается.

Пятое. Российское законодательство до сих пор не установило специальных требований к обороту металлоискателей и георадаров. Они у нас не регистрируются, не лицензируются, хотя согласно той же Мальтийской конвенции государство обязано контролировать использование любого оборудования для археологических изысканий. Любое совершенствование правовых норм, регулирующих отношения, связанные с археологическими объектами, не принесет результатов, если СМИ не прекратят пропаганду так называемой «народной археологии», а правоохранительные органы, представителей которых я хочу поприветствовать на нашем круглом столе, всерьез не займутся пресечением археологического бандитизма. Вот, скажем, в Тыве прихватили при раскопках людей, начинают гадать, какую им инкриминировать статью – то ли воровство, то ли незаконные раскопки, за которые полагается штраф 2 тыс. рублей. Гаишнику на дороге такие суммы чаще приходится выдавать! Поэтому мы бы хотели, чтобы правоохранительные органы обратили внимание на ситуацию с продажей археологических ценностей через Интернет, а также на группы нелегальных археологов в социальных сетях. Остается открытым вопрос о полном переоформлении документации на всех археологических объектах и памятниках. Мы считаем, что необходимо формировать единый реестр объектов культурного наследия, включающий археологические памятники.

Необходимо определить порядок научного контроля над проведением раскопок, механизмы участия археологов в планировании развития городов и территорий, и решить многие другие проблемы, о которых, надеюсь, вы сегодня расскажете.

В Конвенции говорится и о необходимости государственной финансовой поддержки археологических исследований, а также увеличения материальных ресурсов, выделяемых на спасательную археологию. Хотелось бы вместе с вами выработать механизм запроса такой финансовой поддержки у Правительства РФ. Не секрет, что гранты в области гуманитарных исследований в разы ниже, чем в естественных и точных науках. Надо нам с вами придумать какие-нибудь нанотехнологии в этой области! И добиваться справедливости в распределении государственных средств внутри научной отрасли.

В прошлом созыве я четыре года отработал в Комитете Государственной Думе по науке и наукоемким технологиям. Хочется надеяться, что за пышными торжествами и патриотическим пафосом в Год российской истории, которые нас ожидают, мы не забудем о серьезных угрозах, которые стоят перед обществом – пренебрежение наукой и научным знанием, снижение социального статуса ученых, преподавателей, деградация образования, которая, судя по всему, будет продолжаться при новом министре (хотел бы ошибаться), варварское уничтожение историко-культурного археологического наследия.

Я призываю научное и преподавательское сообщество, которое вы представляете, активнее включаться в борьбу за свои интересы, учиться использовать публичные методы, инструменты парламентаризма. Могу ошибаться, но мне по-прежнему кажется, что наше научное сообщество не осознает и мало использует свой политический ресурс. Надеюсь, что наша встреча может хоть немного эту ситуацию изменить. И в наших силах сделать так, чтобы Год российской истории стал точкой отсчета для прогрессивных изменений в стране и обществе. Мне бы очень не хотелось, чтобы пессимизм Федора Ивановича Тютчева, который в свое время изрек, что русская история до Петра Великого – сплошная панихида, а после – одно уголовное дело, сохранял свою актуальность и в наши дни.

Мы начинаем разговор, который, надеюсь, может послужить толчком к другим форматам, другим алгоритмам отстаивания интересов археологического сообщества. Спасибо за внимание.

Источник: www.spravedlivo.ru

Добавить комментарий

Партнёры сайта:


Metalloiskateli-info.ru - сайт кладоискателей: все о современных металлоискателях и кладоискательстве. На сайте публикуются новости и статьи о кладоискательстве, обзоры металлоискателей, видео кладоискателей и прочие материалы, связанные с поиском кладов. На сайте можно бесплатно скачать старые и старинные топографические карты и литературу, полезную для кладоискателей.